История острова Ягры


П

ервое летописное упоминание о Николо-Карельском монастыре относится к 1419 году и связано с печальным событием - нападением скандинавов на беломорские берега: "Николаевский Корельский монастырь Мурмане пришедши в числе 600 войною с моря в бусах и шнеках в 1419 году пожгли и чернцов посекли".
           Большинство исследователей считают, что годом основания монастыря следует считать 1410, а его основателем - "преподобного Евфимия", о котором известно, что он жил среди "корельских детей" на Летнем (южном) берегу Белого моря и "просвещал" их, то есть обращал в христианство. Свое главное и первое название монастырь получил в честь Святого Николая, считавшегося покровителем всех мореходов, охотников и рыбаков. В результате нападения монастырь был совершено разорен и долгое время оставался заброшенным.
          Восстановление Николо-Карельского монастыря году связывают с именем Марфы Борецкой, вдовы новгородского посадника Исаака Борецкого. Согласно народным преданиям и церковным документам в 1471 году Марфа послала своих младших сыновей Антона и Феликса для осмотра обширных беломорских владений семьи. При подходе к устью Северной Двины братья погибли в море, и лишь на двенадцатые сутки их тела были выброшены на берег как раз в месте заброшенного монастыря. Они были здесь же и погребены, и "на гробах детей своих" Марфа повелела поставить монастырь с церковью.

          Лежавший напротив Николо-Карельского монастыря остров, расположенный между Пудожемским и Никольским устьями Северной Двины по документам известен с 1501 года. Этот остров, относящийся к числу древнейших новгородских владений, в описаниях и на картах XVI-XVII назывался по-разному: Ягры, Ягорский остров, Агры - Большие или Никольские.
          Начиная с первых поселенцев, занятия и быт жителей беломорских берегов были тесно связаны с морем. Еще с XII века закрепилось за ними наименование "поморы", а весь район поселений стал называться Поморьем. Все поморские монастыри имели "корабельные пристанища". Пристань Николо-Карельского монастыря могла принять несколько судов одновременно.
          Поморы Летнего Берега, особенно монастырские промышленники, совершали плавания к Кольскому побережью Белого моря, в Баренцево море ("Студенец"). В XVII веке началось освоение Новой Земли. Фигура "моряка в рясе" - монаха или монастырского служителя, которая так удивляла иностранцев, начиная с середины XVI века, когда начались плавания английских, а затем французских и голландских судов в Белое море, была обычной для того времени.
          Когда в конце XV века развернулась борьба Руси со Швецией за Прибалтику, и плавание по Балтийскому морю стало небезопасным, московские послы стали пользоваться другим морским путем в Западную Европу - беломорским. Морская дорога от устья Двины на Запад и обратно сделалась обычной для русских дипломатов и датских послов. Наиболее часто посещался московскими гостями Николо-Карельский монастырь. Именно от его пристании обычно и начиналось долгое и опасное плавание.

          24 августа 1553 года в бухте посада Ненокса бросил якорь невиданно большой корабль.
          Корабль "Эдуард Бонавентура" под командованием Ричарда Ченслера принадлежал торговому флоту Англии и был одним из трех крупных судов, снаряженных в экспедицию "для открытия неизвестных и до этого обычно не посещаемых морским путем стран, областей, островов, владений и княжеств". Первым местом, которое посетили англичане после Неноксы, был Николо-Карельский монастырь. Ченслер обнаружил напротив монастыря удобную стоянку и назвал ее "Рейдом Святого Николая". Впоследствии это название распространилось на всю Двинскую губу, и даже Белое море на английских картах того времени называлось "Заливом Святого Николая".
          Ченслер побывал в Москве, встретился с царем Иваном IV и увез с собой грамоту царя о дозволении английским купцам вести свободную торговлю с Россией. Для якорной стоянки англичане выбрали знакомое им место вблизи острова Ягры, напротив Николо-Карельского монастыря. Так было положено начало гавани, ставшей вплоть до основания Архангельска, главным портом Росcии.
          На острове была сооружена пристань, построены склады для товаров и жилой дом. Здесь протекал ручей с пресной водой, недалеко рос сосновый и березовый лес, было множество цветов "дамасценов и красных роз, фиалок и дикого розмарина", как писали англичане. Поэтому они назвали Ягры Розовым островом (Rose Island), это название встречается во всех документах той эпохи.
          В 1584 году был основан Архангельск. По мере развития нового порта приход иностранных судов к Никольскому устью постепенно сокращался, и вскоре мало что здесь напоминало оживленную гавань прошлых лет.

          В начале августа 1618 года в устье вновь объявились гости. Вышел к Яграм и встал там на якорь английский корабль "Диана". На берег сошел неутомимый собиратель образцов растительного и животного мира Джон Традескант, основатель первого в Англии музея естественной истории. Ведя ботанические наблюдения, ученый поразился обилию росших здесь диких роз (шиповника). По его выражению, "ими покрыто около 5 или 6 английских акров" (2-2,5 га). Традескант выкопал несколько кустов шиповника и увез их в Лондонский Ботанический сад. Еще в 1656 году шиповник с "Розового острова" значился в каталоге этого сада под названием "Роза Московита".

          В царствование Михаила Федоровича на острове Ягры обосновались стрелецкие караулы, охранявшие подходы к Архангельску "от прихода неприятельских судов", а с Петровских времен остров стал стал рассматриваться не просто как место передового караула, а как одна из ключевых точек в системе обороны Архангельска.
          В конце XVIII века здесь были построены два редута, которые долгое время находились в постоянной боевой готовности. Масштабы военных приготовлений 1807-1810 гг превзошли все, бывшее ранее. Гарнизоны усилили пушками, мушкетерскими полками, военным флотом. Но противник не предпринял экпедиции к Архангельску, и вскоре укрепления были упразднены за ненадобностью, а также по причине обмеления Никольского и Пудожемского устьев, ими охраняемых.

          Со второго десятилетия XIX века Ягорский остров опустел. Изредка навещали его рыбаки, имевшие на берегу временные избушки. Разрушаемые дождями и ветрами валы редутов стали обрастать легендами. П.Богословский в 1849 году в путевых заметках писал: "край этот исполнен памяти о Петре Великом: везде, на всем запечатлено его имя; так, например, если бы вам вздумалось осмотреть уцелевшие остатки укрепления на острове Ягры..., то проводник ваш, крестьянин, непременно скажет вам, что "это строил сам царь Петр".
          В годы Крымской войны, когда английская эскадра стала угрожать Архангельску и бомбардировала Соловецкий монастырь, вспомнили о старых укреплениях. Но за тридцать лет лет они так разрушились, что восстановить их было невозможно.
          С тех пор название острова больше не упоминалось на страницах истории. Первый, более чем четырехвековой, период его бурной жизни прошел, а до второго было почти сто лет...

          В 1929 году в заброшенном Николо-Карельском монастыре несколько десятков крестьян из деревни Вагино образовали коммуну "Искра". Наладили совместное хозяйство, оборудовали для жилья бывшую монастырскую гостиницу.
          А когда в июле 1936 года на острове появились первые строители нового города, начальник стройки И.К.Кирилкин предложил членам коммуны работу. И многие согласились. Их семьи до сих пор живут в Северодвинске, храня память о старожилах этих мест - коммунарах.

           ...Летний берег Беломорья, Притихший, завороженный белой ночью, дремлет город. Его улицы могут рассказать о себе, как страницы книги.


Л.Шмигельский "Город в устье Двины", "История острова Ягры",
М.М. и А.М.Остроченко "Северодвинск - город корабелов",
фотоальбом "Северодвинск", 1988г.


Copyright © 1997-2000 Марина Ткачук qwerty@sevogmts.org.ru
Полный адрес: http://www.remy.glasda.ru